Психическое состояние | Доктор Лебедев

Мы сходим с ума?

Ужастики нашей жизни

СТРАШНЫЙ неординарный случай, произошедший около десяти дней назад на улице Спиртзаводской в Липецке, потряс липчан. 26-летняя молодая женщина задушила 43-летнего родственника. Топором и кухонным ножом она за ночь расчленила его тело, часть мяса сложила в холодильник, печень пожарила и съела. Зашедший к ней в гости на следующее утро приятель был шокирован увиденным: кухней, залитой кровью, отрубленными руками и ногами, лежавшими в тазике, другими органами, отмокающими в ванной для приготовления очередного блюда…

Парень отвел женщину в милицию. На следующее утро она спокойно рассказала следователю прокуратуры Левобережного района Алексею Никонову, что на преступление ее толкнула давняя обида и желание отомстить.

Как выяснилось, задержанная не страдала алкоголизмом, не употребляла наркотиков, не стояла на учете в милиции, в психиатрическом диспансере. О ней хорошо отзывались товарищи по работе и соседи по месту жительства. Она была спокойной, неконфликтной. Как всегда бывает в таких случаях, ей была назначена комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. В минувшую среду в областной прокуратуре прошел брифинг прокурора Липецкой области Игоря Пантюшина. На нем он подтвердил то, что и без того хорошо знали специалисты, — женщина, скорее всего, невменяема.

Преступления, потрясающие своей жестокостью и не укладывающиеся в рамки сознания обычного человека, происходят в нашей области ежегодно. То старик позовет восьмилетних девочек взять на воспитание погибающих с голоду лисят, а когда одна из девчушек послушно пойдет с ним, изнасилует ее и задушит.

То родной дядя, злоупотреблявший спиртным, внезапно нападет на пятилетнего племянника, с которым только что играл, и нанесет ему множество ударов. То молодой мужчина четвертует отца, с которым жил, а тело сбросит с балкона, тут же убьет отчима и станет подумывать об убийстве сестры. То отец в течение двух лет будет насиловать свою восьмилетнюю дочку, а восемнадцатилетний парень набросится с ножом на почти незнакомых ему людей и нанесет им тяжкие телесные повреждения только потому, что ему покажется, что именно они виноваты в недавней гибели его собаки. Такой список можно продолжать.

Специалисты признали этих преступников душевно больными, невменяемыми, то есть не осознающими, что они совершают, а значит, не контролирующими свои действия в момент совершения преступления. Все они по решению судов проходят курс лечения у психиатров, а затем в обязательном порядке наблюдаются психиатрами и психологами.

Подобные преступления, безусловно, крайность. Но каково сегодня психическое состояние нашего общества? Что ждет нас в ближайшем и отдаленном будущем? Рассказать об этом мы по­просили психотерапевта областного психоневрологического диспансера Сергея Зиновьевича ЛЕ­БЕДЕВА.

— ПРЕЖДЕ всего скажу: статистические данные по Липецкой области о количестве душевно больных людей практически ничем не отличаются от средних данных по России. И в России и в нашей области число психически больных людей ежегодно увеличивается в среднем на 15 процентов. При этом на 5-6 процентов больше ежегодно становится олигофренов. Но куда страшнее другая цифра. Количество пациентов, страдающих пограничными нервно-психическими расстройствами, с каждым годом возрастает на 60 процентов. Это люди, испытывающие порой сильные головные или иные боли, пациенты, у которых возникают проблемы с памятью, меняется настроение, они теряют чувство удовлетворения и радости от окружающего мира, а в конечном итоге впадают в депрессии, не могут работать. Им выдается бюллетень.

Подобные пограничные состояния настолько сильны в нашем обществе, что прогноз, даваемый специалистами, не может не тревожить: к 2020 году депрессии выйдут на второе место после сердечно-сосудистых заболеваний. При тяжелой форме оформляют инвалидность. Сегодня от 20 до 40 процентов таких больных, в большей или меньшей степени страдающих нервно-психическими расстройствами, пытаются лечиться в соматических поликлиниках, где не всегда могут поставить им правильный диагноз и распознать это состояние. Тут нужны специалисты — психологи и психиатры. 60 процентов наших больных — это люди с подобными расстройствами. Причем если, к примеру, грипп, выводящий человека из строя, — сезонное заболевание, то такие состояния, которые не в меньшей степени изолируют человека от общества, характерны для всего года. Всемирная организация здравоохранения обеспокоена тем, что большинство стран мира не сможет адекватно бороться с «взрывом» психиатрических заболеваний, которые нас ждут в течение 10 предстоящих лет. Вот лишь некоторые цифры из отчета ВОЗ:

  • 400 миллионов людей больны психиатрическими заболеваниями;
  • 78 стран мира не имеют политики психического здоровья;
  • 340 миллионов людей страдают от депрессии.

Общество больно завистью

— КТО ОНИ, ваши пациенты, по социальному статусу? Прослеживается ли связь возникновения психических заболеваний и нервно-психических расстройств с реалиями окружающей жизни — с профессией, рабочей нагрузкой, интеллектом, чертами характера индивидуального человека?

Значительное большинство наших пациентов — люди бедные, приземленные. Они работают на очень простых работах и интеллектуальный труд для них недоступен. За свою работу они получают гроши. Но мир с каждым годом становится все более жестким, социальное неравенство увеличивается. Одни направляют своих детей учиться в институт международных отношений и платят за учебу по 20 тысяч долларов в год. В принципе, таким образом они формируют будущее своего ребенка: направления на престижную хорошооплачиваемую работу, элитный круг общения, более высокий уровень жизни. Другие не могут накормить своего ребенка и купить ему элементарную одежду. Но наше государство не заботится о таких людях в должной мере. Мы получаем то, что и должны получить логически: в обществе растет злость, агрессия, зависть, которая может вылиться в любые формы насилия.

В геометрической прогрессии растет число пенсионеров, поступающих к нам с пограничными нервно-психическими расстройствами. Пожилых людей поступает больше, чем молодых. На это влияет на фоне органических расстройств социальная несправедливость, царящая в обществе. Во всем мире люди ждут пенсии, чтобы на заработанные деньги и пенсию посмотреть другие страны, отдохнуть. А у нас пенсионеры «прикованы» к поликлиникам, садам и огородам, в лучшем случае, отказывая себе в необходимом, они стараются помочь своим детям, которым тоже приходится нелегко в жизни. Да, пенсионерам повышают пенсии, но мы же понимаем, что следом за этим последует оче­редной скачок цен, и улучшения материального состояния пожилых людей не последует.

Да, уровень психических расстройств очень сильно зависит от окружающей жизни. Люди не уверены в завтрашнем дне, в обществе растет тревога, отсюда и расстройства психики. У нас лечится немало работников правоохранительных органов, и это немудрено — остаться здоровыми при нервно-психических и физических перегрузках в их работе очень сложно. Есть преподаватели вузов, журналисты и других специалисты.

У нас не любят даже детей

ОЧЕНЬ часто в зале суда видишь человека, признанного специалистами вменяемым, и действительно внешне вполне здорового. Но в состоянии алкогольного опьянения он совершил поступки, которые никак не вписываются в психику нормального человека: например, он убил с особой жестокостью собственного пятилетнего сынишку только потому, что тот стал свидетелем другого преступления. Или облил бензином собственный дом и сжег заживо своих родных.

— Да, подлинно опасными для общества в основной своей массе бывают не всегда сумасшедшие люди. Подобные преступления, как правило, совершаются людьми, у которых ярко выражена гибоидность личности — отсутствие сопереживания, чувства сострадания к другим людям. А алкоголь снижает реакцию, отвечающую за последствия поступков, и нередко усиливает агрессию. Чувство сострадания и ощущение боли другого человека – это эмоции высшего порядка. Они закладываются в глубоком детстве, в возрасте до 3 лет. Если ребенок не получил достаточно ласки и родительской любви, он не способен будет к сопереживанию и тому, что мы называем человечностью.

— Насколько психически здоровы наши дети? Ведь классы выравнивания, прежде существовавшие в одной-двух школах, сегодня есть почти в каждой школе начиная с первого класса.

— Психическое состояние детей тоже вызывает тревогу. Велико количество брошенных детей и остающихся сиротами при живых родителях. Здесь виноваты и наследственные факторы (в частности, алкоголизм родителей), наличие экономических приоритетов, когда мамы считают своим долгом одеть и накормить сына, но не заботятся о его культурном и моральном воспитании. Виновата экология: токсичность воздуха оказывает неблагоприятное влияние на мозг. Виновата убогость нашей жизни: родители вынуждены слишком много работать, чтобы прокормить семью. До революции у нас была одна из лучших в мире систем воспитания детей. За годы советской власти народ отлучили от Бога, а ведь священник нацеливает прихожан на добрые дела. Теперь потеряны и существовавшие при советской власти общественные формы воспитания: октябрята -в младших классах, пионерия — в средних, комсомол — в старших. В результате мы ушли от Бога, социального воспитания, а к психоаналитикам (как это принято в цивилизованном мире) не пришли.

Я думаю, что проблема психического здоровья нации настолько серьезна, что ее нужно решать на государственном уровне. И это не терпит отлагательства.

Доктор Лебедев — павлоградский психоаналитик

задать вопрос

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.