За елкой | Доктор Лебедев

За елкой

Счастье оказалось поразительно коротким

Для большинства людей новогодние праздники чем-то сродни сказке. С загадыванием желаний, елками, подарками, деликатесами на столе, приходом друзей. У Сергея Пшеничникова ничего подобного давно не было. Его живое, немного взбалмошное счастье оказалось поразительно коротким. А год назад новогодние праздники обернулись сразу несколькими трагедиями.

Ненужные люди

СЕМЬЯ Пшеничниковых многие годы прожила в селе Полумьяное Бобринецкого района Кировоградской области. Здесь, на Украине, в неполной семье родился 9 августа 1984 года и Сережа. Мама довольно быстро почувствовала, что ее ребенок отстает в развитии. Особенно заметно это стало, когда она отдала его в школу. Сережа искренне пытался понять сложные логические действия математики и грамматики, но абстрактные понятия ему трудно было соотнести с конкретными примерами. Вскоре он и вообще перестал понимать, о чем идет речь на уроках, на школьных занятиях ему становилось скучно, он начал пропускать уроки. Мать — простая деревенская женщина, ранее работавшая в местном колхозе и, конечно, не обладавшая специальными педагогическими и психологическими знаниями, ничем своему сыну помочь не могла. Сережа то в одном классе остался на второй год, то в другом. Его перевели во вспомогательную школу, но и здесь к восьмому классу он только числился, а уроки не посещал. Так в его документах и появилась запись: «Образование — восемь классов».

Может быть, в экономически благополучном государстве с «человеческим лицом» таким детям помогают, реально адаптируя их к окружающей жизни. Но Украина к благополучным государствам не относилась. Во многих небольших населенных пунктах ее даже вполне здоровые трудоспособные взрослые оказались ненужными, Украина не только не смогла гарантировать им достойный уровень жизни, но и не смогла прокормить их, действуя по принципу «спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Вот и в селе Полумьяное жизнь разладилась, колхоз развалился, работы для матери Сергея не стало.

Лучик света в темном царстве

ovcharkaПРОДАВ все имущество за бесценок, Пшеничниковы приехали в 2001 году в благополучный Липецк, где проживала с мужем старшая сестра Сергея, сняли времянку в частном доме в поселке тракторостроительного завода. Устроиться на работу долго не удавалось. Сережа зарабатывал деньги единственным способом, который знал: просил милостыню в переходах. Мать работала за гроши у частника, без оформления документов. На хлеб и воду хватало, оставались деньги заплатить за комнату во времянке.

И был у парня в его убогой серой жизни единственный лучик света — верный друг, который не отвернется и не покинет в трудную минуту, — овчарка хозяина по кличке Мухтар. Сережа много времени проводил с собакой, кормил ее, выгуливал, дрессировал и баловал. Семнадцатилетний подросток и молодой пес отлично понимали и любили друг друга.

Двадцать девятого декабря Сергей, как обычно, вечером выгуливал Мухтара на ближайшем пустыре. Неожиданно на пса налетели чужие собаки, не бродячие, а отпущенные хозяевами погулять без присмотра. Завязалась драка. Сергей пытался защитить Мухтара как мог, отгонял чужих собак подальше, но когда ему это удалось, Мухтар остался лежать на земле окровавленным. Его сильно искусали.

Сергей принес своего друга на руках домой, сам промыл раны, отнес к врачу. Но, несмотря на проведенное лечение, Мухтар умер у него на руках. Горю подростка, потерявшего единственного друга, не было предела. Особенно поразила его случайность и бессмысленность этой смерти. Если бы собак их владельцы выгуливали как следует, под присмотром или в намордниках, его Мухтар остался бы жив!

Все это Сергей и высказал многочисленным соседям, у которых были собаки. Дело не обошлось без ругани.

«Вы убили мою собаку, — кричал подросток, — а я убью ваших собак и вас!».

За погибшего друга

ТРАКТОРОЗАВОДСКОЙ поселок, в котором они проживали с матерью, к числу благополучных районов Липецка не относится. Пьянство, бедность, преступления и правонарушения встречаются здесь чаще, чем в других районах Липецка. Некогда могучее предприятие, построившее поселок, ныне больше простаивает, чем работает, зарплату на нем вовремя не выплачивают, поэтому многие тракторостроители, живущие в поселке, что не смогли трудоустроиться в ином месте, нередко скатываются на дно жизни.

Кто из окружающих нет-нет, да и угощал Сергея самогонкой, — осталось за пределами уголовного дела. Но только порой мать и соседи видели Сергея в состоянии опьянения.

Тридцатого декабря, выпив с горя рюмку самогона, он отправился в ближайшую лесополосу, что начиналась сразу за улицей Зои Космодемьянской, за елкой. И почти сразу же оказался в компании двух таких же браконьеров, как и сам, — немолодой уже женщины Нины Владимировны Радугиной и ее 35-летнего сына Валерия, злоупотребляющих спиртным, хотя и не стоящих на учете в наркологическом диспансере. Радугины собирались нарубить елок для продажи и приобретения спиртного. Причем никого из этой тройки не смутил ни сам факт подобного браконьерства, карающегося немалыми штрафами, ни наличие жилья поблизости. Сергей в силу своей болезни, вполне возможно, просто недопонимал значение поступка, а Радугиным на экологические и моральные аспекты дела было просто наплевать. Не смутило предновогоднее браконьерство и нескольких жителей близлежащих домов, наблюдавших из окон за действиями троицы.

Втроем рубить елки оказалось легче, чем поодиночке. Они срубили 12 елок и упаковали их в мешки. Умаявшись, расселись на пеньки отдохнуть. Валерий достал четвертинку самогона, предложил выпить и Сергею, предупредил, что если он кому-нибудь расскажет о срубленных елках, то у него будут неприятности.

Сергей сделал несколько глотков из бутылки, отошел в лес минут на 15, и под воздействием алкоголя ему вдруг показалось, что перед ним те самые люди, которые убили его любимого Мухтара и дразнили его самого. Он начал шарить у себя в карманах, достал складной нож и, вернувшись на полянку, набросился на Валерия. Не ожидавший нападения, тот не сумел оказать сопротивления. Пшеничников кричал что-то совершенно непонятное для Радугиных: «Вот тебе за собаку!» — и все бил ножом и бил куда придется. Он нанес ему 16 ударов в грудь, повредил легкие. Валерий попытался было убежать, но Сергей его догнал и продолжал бить ножом, пока тот не свалился. Пришедшая наконец в себя мать бросилась на подростка, защищая сына. Оставив лежавшее тело потерявшего сознание мужчины на снегу, Пшеничников, резко оттолкнул ее, а когда она упала, нанес ей ножом 20 ран в грудь. Эксперты потом расценят состояние матери и сына как очень тяжелое.

Сам Сергей того, что творил в тот момент, не запомнил. В памяти у него произошел провал. Очнувшись там же, на поляне, он с недоумением увидел нож у себя в руке, кровь на одежде и пальцах, на снегу, а рядом два неподвижных тела почти незнакомых ему мужчины и женщины. Испугавшись, он бросился по сугробам прочь куда глаза глядят.

«Я боюсь самого себя!»

ОШАРАШЕННЫЙ случившимся, он прибежал к сестре, заявил, что у него помутилось сознание, и он в тот момент убил двух человек. Сергей показал ей окровавленную руку, которую она вытерла снегом, попросил куда-нибудь выбросить нож, она закинула его в сугроб.

А наблюдавшие за разыгравшейся трагедией из окон жители вызвали к тяжелораненым «Скорую помощь» и милицию, а пока те ехали, унесли срубленные елки домой — не пропадать же добру понапрасну.

С лесной полянки умирающие мать с сыном срочно попали на операционный стол. Они выжили только благодаря оперативности и мастерству врачей медсанчасти ОАО НЛМК.

В тот же день благодаря хорошей работе участкового был задержан и Сергей Пшеничников. Сам потрясенный случившемся, он плакал, жалел своих жертв и честно рассказал о том, что помнил. Он теперь боялся самого себя.

Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза выявила у него признаки умственного недоразвития в форме олигофрении степени легкой дебильности с эмоционально-волевой неустойчивостью. Сергей признан вменяемым, но изменения психики, по мнению специалистов, ограничивали его способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в момент совершения преступления. Эксперты сделали вывод: «В настоящее время Пшеничников может в полной мере осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. В случае осуждения он нуждается в принудительном амбулаторном наблюдении и лечении у психиатра».

Дело рассматривал областной суд, председательствовал Иван Иванович Мартынов. Пшеничникову вменялось покушение на умышленное причинение смерти двум лицам.

Подсудимый в судебном заседании виновным себя признал полностью, однако от дачи показаний отказался в соответствии со статьей 51 Конституции РФ, разрешающей не свидетельствовать против самого себя.

Фактами, смягчающими наказание Сергею, суд признал положительные его характеристики, полное признание им своей виновности, несовершеннолетний возраст, а также наличие имеющегося заболевания. Обстоятельства совершения преступления суд назвал исключительными и назначил Пшеничникову наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией вменяемой ему статьи. Сергея приговорили к шести годам пребывания в воспитательной колонии. Кроме того, суд назначил ему амбулаторное принудительное наблюдение и лечение психических расстройств у психиатра.

Комментарий психотерапевта Сергея Зиновьевича Лебедева

ДЛЯ ПОДРОСТКОВОГО возраста вообще характерны трудности, связанные с неуравновешенностью психики, повышенной конфликтностью в отношениях с окружающими, обостренным не всегда разумным восприятием действительности. Это может порой заканчиваться трагически, некоторых парней самый пустяковый повод может приводить в ярость, эпилептоидиая взрывчатость может оказаться особенно опасной, приводящей порой к насилию и убийству.

В данном же случае мы столкнулись с подростком, имеющим отклонения в психическом развитии. Вспышку болезни и насилия спровоцировал растормаживающий фактор — алкоголь. Внутренние переживания и недавно перенесенная боль заменила парню действительность.

К сожалению, количество детей, имеющих отклонения в развитии, впоследствии оборачивающихся различными психическими недугами, в последние два десятилетия резко возросло. Неслучайно почти в каждой школе, начиная с начальной, появились классы выравнивания. По настоящему проблемами таких детей и их родителей, адаптацией подобных подростков в обществе и реальным применением их возможностей на благо государства у нас никто не занимается. Проблемы матерей, а нередко они вынуждены воспитывать подобных детей, остаются лишь их проблемами. Нужна реально финансируемая государственная программа по воспитанию и коррекции таких ребят, начиная с роддома. У нас же пока особенности детской личности не учитываются, словно мальчики и девочки сразу рождаются взрослыми.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.