В паутине страсти | Доктор Лебедев

В паутине страсти

В виртуальной реальности можно разрушить свою жизнь и построить ее заново

ВСЕ больше проникающая к нам из экранов компьютеров виртуальная реальность не так безобидна, как может показаться на первый взгляд. И дело тут вовсе не в «веселых картинках» или играх, разбросанных в Интернете. Дело в нем самом.

internet-zavisimostИнтернет засасывает, как трясина, как зыбучие пески, и порой выбраться из него можно только ценой чьей-то разрушенной жизни. Люди просиживают у компьютера часами, а некоторые зависают в сети на годы. Это наркотик. Попробовал раз — хочется еще. Попав в мир грез, возвращаться зачастую обратно уже не хочется. А зачем? Что ждет в реальности? Вечно недовольный муж, ребенок с протертыми до дыр коленками, свекровь со своими нравоучениями. Все это остается за гранью… За гранью реальности. В Интернете совсем другая жизнь, где все — друзья, все тебя любят, готовы выслушать и помочь. Мы не задумываемся, что все эти забавные человечки со смешными «пиками» точно такие же люди, бегущие от своих проблем в иллюзорный мир.

Интердевочки

Их было двое — Лаки и Поля. Вообще-то обеих звали Маринами, но в Интернете принято обращаться друг к другу не по имени, как в обычной жизни, а по «никам». Для меня Лаки и Поля были абсолютно одинаковые: забавные рисованные человечки с двумя ручками и ножками. Это потом я научилась их различать. А началось все с того дня, когда мой муж купил компьютер. С первого же дня он залез в Интернет. Там и познакомился с Лаки и Полей. Сначала я не восприняла его увлечение всерьез. Думала: поиграет и бросит, чем бы дитя не тешилось… Но он завис в Интернете надолго. Я пыталась было вернуть его к реальности: мол, в доме мужиков совсем не осталось, уж и полку прибить некому. Но он только отмахивался от меня, как от назойливой мухи. «И что его туда тянет? Там что, медом намазано?» — спрашивала себя я и наконец сама влилась в их компанию… Сыграло природное любопытство. Сначала для меня язык, на котором общались «ники» был все равно что китайская грамота. На мониторе то и дело возникали какие-то звездочки, скобки и короткие, ничего не обозначающие фразы. Приглашение на разговор и вовсе выражалось громким стуком из ниоткуда. Впечатление сладывалось такое, будто в доме у нас шалит барабашка.

Но вскоре я научилась разбираться во всей этой мешанине знаков. И уже знала, что смеющиеся рожицы означают шутливый разговор. Единственное, к чему я не могла привыкнуть, так это к общению с призраками. Да-да, именно с призраками. Они стучались в наш дом в любое время дня и ночи, посылали странные сигналы и исчезали.   Тогда   я мысленно нарисовала себе их образы.

Лаки была мне знакома до боли. Сильная, волевая, энергичная бизнес-вумен. У нее было все: дача за городом, ребенок, с которым возилась няня, муж, престижная работа. И всего этого она добилась сама. Независимая, дерзкая, расчетливая женщина — этакая железная леди. Мужу она искренне нравилась, да и мне тоже. Лаки была близка мне по духу. Чего не могу сказать про Полю. Она вызывала во мне противоречивые чувства. Поля — добрый, чуткий человек. Но мне она напоминала жилетку, в которую можно поплакаться. Но в тоже время она меня пугала.

Поля совсем не приспособлена к нашей жизни. Такие люди, как она, либо вовсе не рождаются, либо умирают в младенчестве, задавленные бременем, которое на них сваливают все кому не лень. Мне было ее искренне жаль. Но мужу Поля тоже нравилась. Он мог ночами напролет утешать ее. Бедная Поля.

Вот так я стала еще одной интердевочкой, нет, вы не подумайте ничего плохого. Просто так я обозвала про себя весь женский пол, запутавшийся в коварной виртуальной паутине.

КОММЕНТАРИИ ПСИХОТЕРАПЕВТА СЕРГЕЯ ЗИНОВЬЕВИЧА ЛЕБЕДЕВА:

Это пример так называемой компьютерной зависимости, когда человек через Интернет находит себе суррогатного партнера. Этому явлению два объяснения: либо отрыв от реальности, либо поиск другого виртуального партнера, либо реальный не соответствует выдвинутым требованиям. То обстоятельство, что собеседник не знает тебя лично, упрощает общение. Отсутствует эмоциональный контакт, поэтому человек может выдавать себя за кого угодно, приписывать себе не имеющиеся качества, зная, что его не уличат во лжи. Бывает, так действуют мошенники: они вызывают у собеседников чувство жалости, и те уже готовы снять с себя последнюю рубаху и отдать ее ближнему.

Бабочка попалась в сети

Наше мирное сосуществование закончилось в один прекрасный день. Сотовый зазвонил как нельзя некстати: я примеряла шмотки в дорогом бутике.

— Алла, это Лаки, — раздался незнакомый голос в трубке. — Я сейчас у тебя дома. С твоим мужем развлекаюсь.

— А-а, — понимающе протянула я, сообразив, кто звонит, — поаккуратней с диваном,

он новый. А так чувствуй себя как дома.

— Приезжай поскорее, — сказала Лаки, — и мужика с собой захвати, чтоб поровну было.

Мужика я так быстро найти не смогла, зато купила «полторашник» пива и соленой воблы. И еще кучу всякой дребедени.

Вваливаюсь с полными сумками в квартиру, на пороге меня встречает Лаки. Я ее представляла себе несколько иначе. Более эффектной, что ли. А тут передо мной предстала маленькая худощавая женщина с копной рыжих волос, аккуратно забранных в хвост. Но все равно она была хороша.

— Давай сюда, — Лаки выхватила у меня сумки и потащила их на кухню.

Я последовала за ней. Мы втроем уселись за стол.

— Что это? — Лаки брезгливо покосилась на баклажку пива. Я рассеянно пожала плечами.

— А-а, — махнула она рукой и, отодвинув баклажку, достала из пакета бутылку пятизвездочного коньяка.

Мы выпили по первой. «За нас, за женщин: умных и красивых», — произнесла Лаки. Потом по второй. Мы разговорились с Лаки, не обращая внимания на мужа. Муж нее, почувствовав себя третьим лишним, вмешиваться в бабские разговоры не стал, и ушел в Интернет.

— Я мужа бросила пару часов назад, — затянувшись сигаретой, призналась Лаки.

— Молодец, — поддержала я, зная, что такому типу женщин, как Лаки, вообще мужик ни к чему.

— Я влюбилась, — вдруг выпалила она.

Тут уж я потеряла дар речи.

Такого поворота дел я никак не ожидала. Чтобы железная леди влюбилась?

— Пара свиданий в Интернете, одно в живую и трах, — уточнила она.

Я все еще переваривала.

— Он на север уехал, работает там, — продолжала Лаки.

— А, к чучкам, — попыталась я неудачно пошутить.

— Я еду следом, — не слушая меня, продолжала Лаки, — мужу я оставила квартиру в центре, свой джип, десять штук баксов.

— Но ради чего? — не понимала я, — бросать все, ложиться на рельсы?

-Я люблю его! Да и мужу я не нужна. Он жил за счет меня. Питался, а теперь вырос, — подытожила Лаки. — Пусть строит свою жизнь сам. Мне нужен был сынок, ему — мамочка! Теперь все довольны, все счастливы.

— Ну и что? Теперь на север к медведям…

— Да хоть к самому черту! Лишь бы не жить, как прежде. Дом-работа-дом. Все по отработанной схеме. Хватит! Хочу для себя теперь пожить. Работу брошу, пущусь в свободное плавание.

Я только обреченно вздохнула.

Для этой женщины наступил период переоценки ценностей. Общение с этим мужчиной послужило всего лишь маленьким толчком, чтобы пересмотреть свою жизнь. По-другому взглянуть на себя. Вероятно, что все пойдет удачно.

Бедная Поля…

После разговора с Лаки мне стало как-то тяжело на душе. Посещали всякие мысли. Может, и мне пора освободиться от бремени. Но тут раздался знакомый стук. Мужа не было дома. Я села к компьютеру. Как ни странно, это было не приглашение пообщаться. Пришло письмо от Поли и оно предназначалось не мне. Прочитав письмо, я озверела.

— Как ты мог? — набросилась на мужа, — Как мог так поступить?

— Как «так»?

— Влюбить в себя женщину? Что она теперь будет делать? Ты покалечил ее судьбу, разрушил жизнь! Она слабая, не выдержит, сломается! — Я не могла подобрать нужных слов, а потому повторяла все, что приходило в голову, в основном — избитые фразы из слезливых сериалов. — Ты убил ее!

— И что мне теперь делать? – недоумевал муж. Он смотрел на меня, как кролик на удава, как загнанный зверек. Он будто не понимал, что натворил. Это меня еще больше злило.

— Иди, утешь ее, как ты это умеешь делать, — усмехнулась я.

— Да, я так и сделаю. Ты права. Сейчас пойду и все улажу, — сказал муж, оделся и вышел за дверью.

— Бедная Поля, — уже с грустью повторил я.

Муж вернулся поздно… На нем не было лица. Он молча умылся, разделся и лег в постель.

— Ну что, утешил? — поинтересовалась я.

Он ничего не ответил, перевернулся на другой бок, и я поняла, что Поля, точнее Марина, бросила своего мужа.

Все игры когда-то кончаются. Но никто нас не предупредил, что именно так…

В случае со второй женщиной налицо уход человека от реальности. Она морально задавлена окружающим миром, а в Интернете встретила человека, который готов утешить ее, снять с ее плеч тяжелое бремя. Возвращение в реальный мир будет очень болезненным.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.